Доступная среда Версия для слабовидящих
Камышинский технологический институт
(филиал) федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования
«Волгоградский государственный технический университет»
Образование Об институте Наука
Новости

Новости института

Неизвестный проект моста в Крым

Одним из главных событий этого года стало воссоединение России с Республикой Крым. На мой взгляд, это можно назвать значимым достижением отечественной внешней политики.
Однако стоит признать, что помимо небывалого подъема национальной гордости, появления двух новых субъектов федерации, это событие поставило перед нашей страной целый ряд серьезных геополитических, экономических вопросов, решение которых требует приложения серьезных усилий, финансовых и иных ресурсов. 
Первоочередная задача – обеспечить такое функционирование Крыма, которое позволит ему быть независимым от территории Украины. Это невозможно сделать без постоянного сухопутного сообщения полуострова с побережьем России. Как известно, для устранения этой проблемы правительство нашей страны предложило проект строительства моста, который планируется возвести в 2018 году.
В начале 90-х бывшее руководство Крыма уже предпринимало попытки создать проекты моста с полуострова в Керчь. Непосредственное отношение к разработке имеет житель нашего города – преподаватель КТИ (филиала) ВолгГТУ Валерий Степанович Галущак. 
– Как появился проект и какое вы имеете к этому отношение?
– Дело в том, что многие годы я работал в Крыму. Занимался научной деятельностью в области альтернативной энергетики. В начале 90-х пришел на должность советника по вопросам энергетики, транспорта и промышленности президента Республики Крым Юрия Мешкова. В то время вокруг полуострова сложилась очень непростая ситуация: Советский Союз разваливался, политическая атмосфера предвещала начало гражданской войны. В таких условиях Республика Крым (в тот момент она еще не была автономией в составе Украины) взяла курс на самостоятельность. Мешков хорошо понимал, что никакой реальной независимости без нормального транспортного сообщения с Россией быть не может. Тогда-то он и отдал распоряжение создать проект моста Крым-Кавказ. Наша группа сделала это меньше чем за год. Нами была предложена автомобильно-железнодорожная эстакада, полностью решавшая проблемы сухопутного сообщения с Россией. Я же, собственно говоря, и руководил этим проектом.
– Расскажите подробнее о проекте и его стоимости.
– Технически он похож на тот, который сейчас предлагает реализовывать правительство. Мостовой переход через Керченский пролив проекта 1993-95 годов был предназначен для пропуска двух путей железнодорожного и четырёх полос автомобильного движений (по две полосы в каждом направлении). Переход длиной 8 км соединял Керченский полуостров в районе Жуковского створа и косу Чушка Таманского полуострова. Основная часть двухъярусного совмещённого моста длиной 5280 м выполнена по схеме 24х220 м из 3-пролётных неразрезанных ферм 3х220. Расстояние между опорами 220 м было выбрано из условий полного перекрытия существующего в проливе судоходного канала. Ширина моста по верху – 24,3 м. Пропускная способность составляет более 100 пар железнодорожных составов и до 50 000 автомобилей в сутки. Кроме того, в Минэнерго России была согласована отпайка от намечавшейся к строительству ЛЭП – 500 кВ «Балаковская АЭС-Новороссийск» на Керчь, которая по кабельной вставке, проходящей по мосту, должна была обеспечить энергонезависимость Крыма от Украины. Мы оценивали реализацию нашего проекта около четырехсот миллионов долларов, и зарубежные подрядчики были готовы подписать контракт на такую сумму. Сейчас мост будет стоить около десяти миллиардов долларов. 
– А каким образом планировалось реализовать проект? Откуда могли взяться такие огромные деньги, тем более в условиях распада Союза?
– Средства нашлись довольно быстро: в этом помогли французские и сербские казаки. Сразу несколько инвесторов выразили готовность полностью оплатить строительство. И это совсем неудивительно, поскольку проект действительно экономически выгодный. Нами планировалось на 8 лет сдать его в концессию иностранному холдингу, после чего он перешел бы в собственность республики. За это время проект при такой пропускной способности окупился бы с лихвой. Были найдены и подрядчики. Это довольно серьезные фирмы из Франции и Англии. Более того, они представили три своих проекта моста и два плана тоннеля под Керченским проливом и готовы были построить мост с применением своей технологии и собственного мостостроительного оборудования за 9 месяцев. Для прохода тоннеля французы предложили использовать комбайн, который прорыл 36-километровый тоннель под Ла-Маншем, соединившим берега Франции и Англии. Так что этот проект являлся не просто чертежами, а был подкреплён фундаментальными геологическими изысканиями в проливе, и уже проводились рабочие совещания с подрядчиками о начале строительства. 
– Почему же в итоге он так и остался невоплощенным?
– Причины того, что проект так и остался на бумаге, исключительно политические. Прежнее руководство Украины в лице президента Леонида Кучмы соединять Крым с Россией мощной транспортной артерией решительно не хотело. Поэтому со своей стороны не подписало соглашение о примыкании моста к Крымскому берегу. В дальнейшем полуостров был заблокирован и с суши, и с моря, движение паромной переправы оказалось практически парализовано. В 1995 году Конституция Республики Крым упразднена. Проект моста заморожен. Я эмигрировал в Россию. 
– В чем вы видите актуальность своего предложения сегодня?
– На мой взгляд, сроки реализации сегодняшнего плана очень долгие. Росавтодор предлагает сделать это за четыре года, тогда как наш проект рассчитан на 9 месяцев.
Если Украина будет блокировать Крым, а она, безусловно, попытается сделать это, то у меня возникают большие сомнения на тот счет, сможет ли полуостров продержаться без транспортного сообщения и электроэнергии до 2019 года. Если бы мы осуществили свой проект в 1995 году, сейчас россияне не стояли бы в очередях на паром по несколько суток. Кстати, переправа через пролив идёт всего 17 минут: такой он маленький, меньше, чем Волга у Камышина, где тоже есть паромная переправа. А впереди – зима, лёд, шторма. Керченская переправа вообще большую часть времени работать не будет. Все мы помним ноябрь 2007 года, когда в этом проливе из-за разбушевавшегося шторма затонули несколько кораблей, сухогруз с двумя тысячами тонн серы на борту, а танкер разломился пополам, и более тысячи тонн мазута вылилось в море. К несчастью, не всех моряков с затонувших кораблей тогда удалось спасти. Поэтому наша инициативная группа высококлассных мостостроителей и энергетиков сейчас работает над техническим решением прорыва блокады Крыма. Как только труд будет закончен, представим его руководству страны и, конечно же, крымчанам.
Пока никаких новых сообщений относительно проекта моста со стороны правительства России. Прислушается ли оно к советам Валерия Галущака, мы узнаем со временем. 

Камышинская общественно-политическая газета «Диалог»
Виктор БОРМОТОВ